Регионы становятся более самостоятельными в регулировании локальных рынков труда
17.10.2019

Ученые ТюмГУ исследовали эволюцию активной и пассивной политики занятости в России с 1990-х годов до современного состояния. Проведенный контент-анализ 263 региональных программ содействия занятости населения показал, насколько активно регионы определяли свои намерения реализовать дополнительные возможности, возникавшие у них в связи с постепенной децентрализацией активной политики на российском рынке труда. Кроме того, стало понятно, что современные условия проведения активной политики на рынке труда предоставляют регионам гораздо больше самостоятельности.

Как пояснила профессор кафедры экономики и финансов Марина Гильтман, активная политика позволяет повысить гибкость занятости и вероятность трудоустройства безработных. К инструментам активной политики относятся госпрограммы повышения квалификации (переподготовки) безработных, схемы государственного субсидирования заработной платы при трудоустройстве безработных, предоставление рабочих мест в государственном секторе экономики, стимулирование самозанятости. Пассивная политика – это, в первую очередь, выплата пособий по безработице, установление их размеров, сроков и условий выплат. От величины и сроков выплат пособий по безработице зависят ее продолжительность, а также возможность поиска безработными наиболее подходящего места работы.

К примеру, количество регионов, предусматривающих мероприятия по поддержке самозанятости и предпринимательской деятельности безработных, росло до 2012 г., а потом стабилизировалось и немного сократилось в 2015 г. Примерно в половине регионов эта антикризисная мера стала стандартным мероприятием содействия занятости населения. 

«Наибольшее количество региональных программ содействия занятости населения было принято в Центральном и Приволжском федеральных округах (там же обозначено наибольшее количество мероприятий). Наименьшее – в Уральском и Дальневосточном округах. В целом активность регионов в принятии программ и количество мероприятий в них были связаны с изменением рамочных условий государственного институционального регулирования активной политики на рынке труда и кризисом 2008–2009 гг., когда появилась федеральная финансовая поддержка мер, направленных на содействие занятости населения в регионах», – сообщила М. Гильтман.

По словам профессора, в настоящее время в России пассивная политика на рынке труда разрабатывается централизованно, а активная, в частности программы содействия занятости, – преимущественно на уровне субъектов РФ. Такое разграничение полномочий объясняется тем, что напряженность на рынке труда, в частности продолжительность безработицы, – это общая проблема для всех регионов. Поэтому пособия по безработице устанавливаются централизованно. Мероприятия активной политики на рынке труда направлены на повышение гибкости занятости на локальных рынках труда, что делает необходимым учет региональной, а в ряде случаев и местной специфики. При этом, как показывает исследование, регионы разрабатывали и принимали программы содействия занятости населения с разной активностью. Различалось и наполнение программ конкретными мероприятиями. «Пособие по безработице, несмотря на централизованный порядок его установления, имеет разное реальное значение для регионов с различным уровнем доходов населения. Предполагаем, что на развитие как активной, так и пассивной политики на рынке труда, даже при условии, что они осуществлялись в одинаково заданных институциональных рамках, определенным образом влияла региональная специфика», – сказала М. Гильтман. 

Исследование проводилось в рамках гранта РФФИ «Локальность рынка труда российских городов». Результаты опубликованы в ведущем российском научном журнале – «Вопросы экономики», много лет занимающем 1-е место по рейтингу Science Index среди российских академических журналов всех научных направлений.


Источник:
Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ


Возврат к списку

Выбрать школу:
Explore Your Own Siberia
Way to the North
Business Russian
Sustainable landscape and regional development
STEP in Russian Energy
Soil Acarology
Siberian Western
Energy Policy in Eurasia
Archeology
Public Diplomacy
Illuminations